Рекламный баннер 980x60px ban1
74.16
90
Рекламный баннер 468x60px main1

Иллюзорная лёгкость бытия

Учителем и наставником в работе с берестой не только для Людмилы Павловны, но и для всех, интересующихся нивхской культурой, стала сотрудница Центра коренных малочисленных народов Севера А.М. Вингун. С легкой руки Александры Михайловны она начала заниматься берестоплетением, и, уже почти три года, не прекращает создавать изделия из этого материала. Сейчас изделия из бересты Людмилы Павловны являются украшением районных и городских выставок в Центре культуры малочисленных народов Севера.

Для того, чтобы изготовить берестяную посуду (ханр), необходимо не только свободное время (его у Людмилы Павловны совсем немного), но и сильные руки, умеющие орудовать специальными инструментами: у неё в наличии шило двух видов, наборы для резьбы по дереву и тиснения бумаги (можно использовать и для бересты), острые иглы, ножницы, наборы, морилка на водной или спиртовой основе, черная акриловая краска... Несколько лет назад у Людмилы Павловны таких наборов не было, зато сейчас они значительно сокращают время создания работ из прочного слоя бересты.

– Собирать бересту нужно в определенные месяцы, в июле и октябре, – рассказывает Людмила Павловна. – Свежую бересту кладут сразу под гнет, чтобы не свернулась, так как в таком состоянии она может, при последующем изготовлении изделий, лопнуть.

Одна из первых моих работ со временем потрескалась, так как при термической обработке допущена ошибка – передержала над кухонной электроплитой. Конечно, несколько десятков лет назад, этот процесс был совершенно другим. Во дворе над костром ставили огромный чан, в котором можно вываривать широкие пласты бересты.

Ольга, младшая дочь Людмилы Павловны, тоже имеет опыт создания изделий из бересты. На полке хранится несколько её аккуратных работ. Сейчас новое увлечение – украшения из лент. Нередко изделия Ольги приобретают туристы, посещающие краеведческий музей имени В.Е. Розова.

У Людмилы Павловны большое количество шаблонов для национальных изделий: халатов, скатертей, рукавиц, обуви, прихваток. Есть различные национальные узоры старшей дочери Александры, которая сама их придумывала в школьные годы.

Этим летом старейшина попробует свои силы в выделке рыбьей кожи. Уже начала собирать её и подсушивать. В этом деле главное – начать.

Мои родные – моё богатство

Родилась от Павла Николаевича Яшкова (нивхское имя Пакушк) и Александры (Чулик) Насиной на Куклинской земле. В то время существовал колхоз «Новая жизнь».

Детство оказалось не таким беззаботным, какое оно сейчас у внуков. Прадедушку Андрея Тупича, дедушку Нясана Павла Андреевича, дядю Тупича (Шохтан) Николая Павловича в 1938 году репрессировали за якобы тесные отношения с японцами. Через три дня, как выяснилось после отправки запроса уже после войны, расстреляны. Оставшихся без главы семейства лишили дома, бабушке Навзук пришлось с маленькими детьми некоторое время жить в сарае.

Поддерживать родственные связи не только с братьями и сестрами, в том числе с двоюродными, троюродными, их детьми, племянниками – семейная особенность коренных северян. Например,  Федосья Григорьевна Валаена на шесть лет старше Людмилы Павловны, они троюродные сестры. Их мамы Навзук и Наймук – двоюродные сестры. Родственная связь поддерживается, не прекращается. У Людмилы Павловны живут родственники в Николаевске, Половинке, Алеевке, Константиновке, Хабаровске, Аяне, Сургуте.

За 32 года брака с Геннадием Прокопьевичем Гребенщиковым вырастили четверых детей, которые уже подарили 8 внуков. Самому младшему исполнится три месяца. Сын Константин начинает обгонять маму по количеству наследников. Правнуков еще нет, но это для Людмилы Павловны не повод отчаиваться. Успехи внуков очень радуют. Внук Богдан впервые в этом году выступил на сцене в роли маленького нивха («Лики древнего Амура»). В День города предстал в новом образе – белого шамана.

Отношение к природе и соседям

У коренных народов есть свои этические правила отношения к живой природе: никогда не делали чрезмерных запасов рыбы, заготавливали столько, чтобы хватило пережить зиму. Ничего не выбрасывали, шкуру снимали и делали заготовки для изделий. Рыбу нарезали на три-четыре тончайших пласта, которым после сушки предстояло стать юколой. Хребты также сушили – это был корм для собак. Из головы и внутренностей вытапливали жир.

 – Моя бабушка (ытик Навзук) могла порезать три ровные заготовки из горбуши (москар ма, пыки ма, фирмк) для юколы одним взмахом, – вспоминает Людмила Павловна. – Русские и татарские соседи, проходя мимо нашего дома на Кукле, могли время от времени отщипывать подсохшие кончики рыбы. И после таких «набегов» на жердочке оставался только непросохший кусочек.

Свои попытки приготовить юколу Людмила Павловна называет «Амурскими волнами».

В память об ытик Навзук

От бабушки Людмиле Павловне осталось два деревянных корыта для приготовления десертного блюда из тертой рыбьей кожи – орн.

– Это не у всех есть, – комментирует старейшина. – На нем по краям выжжен симметричный узор.

Ещё у Людмилы Павловны бережно хранится бабушкино изделие из бересты – лукошко (мулк). В него она еще девочкой собирала ягоду. Ровно литр вмещается, ни больше ни меньше. Лукошко бабушки Навзук особенное не только тем, что используется более ста лет. Чтобы выкрасить бересту в более темный цвет, она, как и другие коренные жители Нижнего Амура, закапывала бересту возле водоема в иле или наносила сок черемухи. Сначала их было три в семье. В одном из них в уже готовый мос (самое сложное и трудоемкое в приготовлении десертное блюдо, готовившееся зимой из кожи юколы или из кожи свежих кеты, щуки, ленка) добавляли бруснику или клюкву, во второй – сиксу, а в третий – орн без выжженного орнамента, специально для внучки Люды, оставляли без ягоды. Два из них хранятся у Людмилы Павловны, третий – у двоюродной сестры Альбины Акимовны Юшкиной.

– Сама мос никогда ещё не готовила, но знаю технологию приготовления. Иногда по просьбе Александры Михайловны собираю заготовки для десертного блюда, ведь для его приготовления нужно очень много рыбьей кожи.

Все необходимые инструменты нивхи изготавливали из березы: нож – для ритуальных стружек из черемухи (вах тяко), предмет для разминания, растирания рыбьей кожи – из берёзового сучка (мамас). Шило для изделий из бересты (лохлохс), тань дяко (предмет для разглаживания швов на ткани) также бережно хранятся у Людмилы Павловны.

В память о бабушке-рукодельнице осталось покрывало, сшитое из лоскутов различной ткани. Эта техника по-современному называется «пэчворк». Тогда старшее поколение экономно и бережно относилось к остаткам ткани. От матери остались бытовые (без узоров) национальные халаты (хухт), сшитые тетей Валентиной (Пойлак).

Характер с годами не меняется

Окончила Благовещенский сельскохозяйственный институт, получила диплом агронома. В студенческие годы являлась старостой курса. С тех пор сохранились дружеские отношения с соседками по комнате, однокурсниками. Этим летом состоялась долгожданная встреча с ними.

Затем заочно окончила курсы повышения квалификации на экономическом факультете. Проработав в Амурской области, вернулась в родные места, но колхоз селе уже расформирован. Работу нашла в птицесовхозе, где больше 25 лет работала нормировщиком и расчетчиком.

Было время, когда вела занятия растениеводства в учебно-производственном комбинате, работала бухгалтером в лечебно-трудовом профилактории, экономистом санитарно-эпидемиологической станции… В следующем году исполнится 10 лет стажа в представительстве Комсомольского государственного технического университета.

В свободное время Людмила Павловна успевает посидеть с внуками, пообщаться с родственниками и соседками по дому, посмотреть российские или зарубежные сериалы, сбегать в огород. Она активный пользователь социальной сети «Одноклассники», новости от родных узнает как раз из Интернет-пространства.

– Ещё люблю петь, танцевать, хоть после таких встреч возникают сложности в передвижении, – говорит Людмила Павловна. – Мой принцип таков: «Лучше сделать и переживать, чем мучиться, ничего не делая».

Она – завсегдатай мероприятий, которые проходят не только в Центре культуры малочисленных народов Севера, но и в городе. Всегда может найти время, чтобы пообщаться со знакомыми, родственниками, но для нарушителей спокойствия может быть строгой. В кругу друзей и родных ее иногда называют Люсьеной Павловной, что иногда приводит неосведомленных в замешательство.

Людмила Павловна обязательна, никогда не даст обещаний выполнить какую-либо просьбу, заведомо зная, что не получится её исполнить. Бывает немного категорична и тверда в решении. Отношения с родственниками уважительные, её советы слушают, но поступают по-своему.  – Что поделаешь, – вздыхает Людмила Павловна. – Дети должны учиться на своих ошибках.

Обращаются к ней, как и к другим старейшинам нивхского народа этнографы, лингвисты из зарубежья, не раз общалась с японскими и русскими исследователями. В личной библиотеке есть издания с пожеланиями от нивхского писателя Е.П. Гудана, Санкт-Петербургского этнографа А.К. Островского и многих других гостей.

В этом году Людмила Павловна большом семейном кругу отметила свой 65-летний юбилей. На встрече звучали редкие нивхские песни и пожелания долголетия.

Надежда КЛОВУН.

Фото автора.

682

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
Рекламный баннер 240x200px right2
ПоздравленияВсе
Рекламный баннер 240x200px right3
АнекдотВсе

Кто-то, желая смутить Пушкина, спросил его в обществе:
- Какое сходство между мной и солнцем?

Поэт быстро нашелся:
- Hи на вас, ни на солнце нельзя взглянуть не поморщившись.