Рекламный баннер 980x60px ban1
73.02
86.77
Рекламный баннер 468x60px main1

Горячий чай с молоком

Входная дверь в квартиру после звонкой заливистой трели звонка открывается практически сразу. На пороге меня приветливо встречают две симпатичных женщины. Это Галина Борисовна и Наталья Борисовна, дочери Татьяны Григорьевны. Она ждет гостя в светлой и уютной кухне. На столе все приготовлено к чаепитию, за которым, как известно, разговор получается долгий и доверительный.

 – Вам с молоком? – интересуется Галина Борисовна. – Мама не признает чая из пакетиков, пьет только рассыпной и обязательно с молоком.

Решив не нарушать традиции дома, киваю головой, оглядывая небольшую однокомнатную квартиру. Чувствуется, здесь каждая вещь на своем месте и может поделиться с вами интересной историей появления в уютном, ухоженном доме. Чай разлит по чашкам, дымится горячий парок, мы не спешим. Церемония не терпит суеты, просто обсуждаем преимущества напитка, хорошо утоляющего жажду и отлично бодрящего в любую погоду.

 – Наташа на юбилей приехала из Барнаула, скоро ей собираться в дорогу, – на правах старшей из собравшихся говорит Татьяна Григорьевна, с любовью посматривая на дочь.

Будем считать, что сигнал к началу беседы получен. Первый мой вопрос о современном международном положении. Вчетвером обсуждаем ситуацию на юго-востоке Украины и в целом взаимоотношения двух некогда братских республик.

– Надо садиться за стол переговоров, прекращать войну и жить мирно. Сколько можно стрелять и убивать друг друга?! До 21 века дожили, в космос летаем, а все понять никак не можем, что нечего нам, людям, делить. Сила – она не в пушках и танках, в понимании и добром слове вся сила, – подводит  итог дискуссии Татьяна Григорьевна.

Самое удивительное, что добавить к сказанному, умудренной жизненным опытом женщины, просто нечего. Принимайте к сведению этот простой и правильный рецепт, президенты и министры.

– Татьяна Григорьевна, если бы появилась возможность начать жизнь сначала, что-нибудь стали менять? – спрашиваю собеседницу, минуту назад проявившую незаурядный дипломатический талант.

– Галя, а ты чайку-то подлей, остыл уже, пожалуй, – не спешит с ответом юбиляр. – Нет, ничего не стала бы менять. У меня претензий к судьбе нет.

В разговор, перебивая друг друга, вступают обе сестры:

– Если говорить авиационными терминами, то мама у нас всегда была ведущей. Вся остальная семья во главе с папой выступала в роли ведомых. Строгая, справедливая и одновременно добрая и ласковая. С малых лет учила нас простым жизненным постулатам: жить честно, достойно трудиться, учиться, ценить семью. Еще нам, всем детям, очень повезло с отцом, а маме – с мужем. Они вместе были 52 года. Мы всегда жили скромно, но у нас была уверенность в завтрашнем дне. Папа наш человек надежный, домашний, ребятишки всегда крутились возле него. С ним было интересно, он никогда не обходил никого вниманием. А как папа играл на гармошке!

Галина Борисовна и Наталья Борисовна умолкают, растревожив себе душу воспоминаниями о близком человеке, которого нет рядом уже много лет. В воздухе повисает тишина, но не гнетущая, напряженная, а какая-то светлая, пронзительно звенящая. Так бывает, когда вспоминают о хорошем человеке и приходит ясное понимание невосполнимости утраты. Татьяна Григорьевна, тяжело вздохнув, видимо, и ей нелегко слушать дочерей, не спеша начинает рассказывать о военных годах:

– Знаете, сейчас уже не помню 22 июня 1941 года. Наверняка, было страшно слушать из репродуктора обращение Молотова к гражданам и гражданкам Советского Союза, сообщившего о вероломном нападении гитлеровской Германии на нашу страну. Мне тогда было 17 лет, и работала я продавцом в рыбкопе. Вскоре магазины закрыли, и моим новым местом работы стала пожарная часть. С будущим мужем познакомились в год начала войны, а поженились в 1942-ом. Оба работали в пожарной части, и поэтому у нас была бронь. Жили непросто, но очень дружно. Сажали огороды, на которых выращивали картофель, овощи, разрешали ловить рыбу. Одежду получали по ордерам и купонам, тогда на такие мелочи не обращали внимания. Не до этого было. Много, невероятно много работали. Для того чтобы отапливать большое помещение пожарной части, приходилось доставать бревна из Амура, возили на себе дрова из тайги, проходили десятки километров. Как-то нас отправили на учебу в Хабаровск, кормили только свеклой во всех видах: вареной, сырой, пареной, жареной, с тех пор не могу есть этот полезный овощ. Это тоже воспоминание о войне. 9 мая 1945 года помню очень хорошо. Жили мы по ул. Советской в китайских домах вместе с моим отцом Григорием Илларионовичем. Воду брали из Куегды. Пошла Таня за водой (весело смеется Татьяна Григорьевна и у нас лица тоже расплываются в улыбках) и тут вижу, отовсюду бегут люди, кричат: «Конец войне, победа!». Воду все же набрала, пришла домой и говорю: «Тятя, война окончилась!», а он в ответ: «Ну, вот и  слава Богу».

Татьяна Григорьевна, утомившись длинным рассказом, берет передышку, беседу продолжает Галина Борисовна:

– За годы войны от тяжкого труда женщины надорвались. Мама пять лет не могла родить. Только в 1948 году появился на свет самый старший из нас брат Геннадий, потом родились Анатолий, Сергей, Галина, Наталья, Игорь, Ирина, Борис.

Пока говорит Галина Борисовна, мы с Татьяной Григорьевной пьем чай, сдобренный вкусным домашним молоком. Сделав очередной глоток терпкого пахучего напитка (не буду называть марку, чтобы не попасть под действие закона о рекламе), хозяйка дома продолжила свой неспешный рассказ:

 – У меня на фронте погибли два брата и невестка: Григорий и его жена Евгения захоронены где-то под Ленинградом, точного места не установлено. Еще один брат в сентябре 1945-го вернулся домой, весь больной и израненный. Через месяц ушел из жизни. Главное, он добрался до родного края. Фронтовики тогда возвращались домой на пароходах. Задолго до прибытия колесного белоснежного красавца на пристани собиралось огромное количество людей. Залихватски растягивает меха гармошки музыкант-самоучка, девчата поют веселые песни, всех собравшихся переполняет одна на всех радость ожидания встречи. Разве забудешь такое? – совсем грустно произносит Татьяна Григорьевна, задумчиво теребя чайную чашку.

Пытаюсь поднять минорное настроение собеседницы, интересуюсь, как отпраздновали 90-летний юбилей. Галина Борисовна, опережая маму, включается в разговор, тема приятна всем женщинам:

– За столом собрались только родственники. Оказалось 21 человек. Все дети приехали, внуки, к сожалению, не в полном составе присутствовали – не смогли вырваться из-за работы. Кстати, 10 лет назад мы собирались в таком же составе. Подарили маме современную стиральную машинку, она прошла курсы обучения пользователя сложной бытовой техники. Пока успехи не очень, но она у нас упорная, научится. Поздравить с юбилеем маму приезжали представители соцзащиты. Подарили плед, а глава района выделил премию. Десять лет назад мы говорили маме, когда она начинала вспоминать свой возраст: «Тебе же не 90, не раскисай». Теперь будем говорить: «Тебе же не 100 лет, жизнь не заканчивается». Наша мама до сих пор очень самостоятельный человек. Варит обеды, ходит в магазин. На всякий случай, одну её все же не оставляем, сын Борис навещает каждый день, сама звоню по два раза за сутки.

Дожив до преклонного возраста, Татьяна Григорьевна не любит посещать врачей. В городской поликлинике её медицинская карта состоит из трех листочков. Ходит она и к стоматологу. Чаще всего посещает врачебную амбулаторию при отделе полиции. В милиции муж Татьяны Григорьевны, Борис Иванович, отслужил три десятилетия. После переименования названия правоохранительного органа её по-прежнему приветливо встречают в амбулатории. Оценивая деятельность наших администраций, моя собеседница высказала только два пожелания: вовремя вывозить мусор и чистить дороги. Дальше между мамой и дочерьми возник принципиальный спор на тему: «Сегодня мы в России живем или выживаем?». Галина Борисовна и Наталья Борисовна оказались более требовательными к жизненным показателям, однако Татьяна Григорьевна безапелляционно заявила:

– Не знаю, как вы, а я не выживаю, а живу. Много мне не надо и вам всем спасибо за помощь.

Дальше вспомнили добрую и верную подругу Дильбер Башмакову, которая несколько лет назад ушла из жизни. Она всю жизнь проработала санитаркой в ЦРБ, где её все любили. Долгие годы они были неразлучны с Татьяной Григорьевной. Много литров выпили горячего крепкого чая с молоком за разговорами о жизни и судьбах своих и родных. После смерти подруги ни с кем близко не сошлась Татьяна Григорьевна. Ведь друзей не бывает много, чаще всего, только один. Вроде обо всем поговорили, остается задать один последний вопрос о том, как Татьяна Григорьевна планирует отметить юбилейный 70-й день Великой Победы.

– Обязательно буду на параде, пройду в колонне по площади, состоится встреча в районном совете ветеранов. Часто на такие мероприятия приходят дети и подростки и отрадно, что они живо интересуются событиями уже очень далекого времени. Ветеранов Великой Отечественной осталось совсем мало, тружеников тыла немногим больше. Уходят из жизни живые представители эпохи. Хранить память предстоит нашим детям, внукам, правнукам. Они должны знать и гордиться историей великой страны. Ко мне в этот светлый день обязательно придут дети, внуки и за накрытым столом вспомним всех, кто не вернулся с поля брани, ушел из жизни после войны. Как же иначе!

Вот такая у нас получилась встреча через 10 лет. О наградах Татьяны Григорьевны не стал писать. Их перечисление займет много места. Скажу только, что эта женщина достойно прожила жизнь и получила главную награду – пусть непростое, но такое желанное счастье матери.

Олег ЕВСЮГОВ.

Фото из семейного архива Брянцевых.

3286

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
Рекламный баннер 240x200px right2
ПоздравленияВсе
Рекламный баннер 240x200px right3
АнекдотВсе

Кто-то, желая смутить Пушкина, спросил его в обществе:
- Какое сходство между мной и солнцем?

Поэт быстро нашелся:
- Hи на вас, ни на солнце нельзя взглянуть не поморщившись.